Страница Автора

Видео, Фото и Книги

 

Автор в социальных сетях

     

Энциклопедии и Справочники

 ENCI.RU

Электронные книги (я буду называть их «е-книги») — горячая тема. Гигант интернет-ритейла Amazon продаёт ныне их больше, чем напечатанных на бумаге. Многие специалисты предсказывают, что к 2012 г. больше половины книг, продающихся в мире, будут иметь цифровой формат. А кое-кто предрекает полное исчезновение бумажных книг не позднее середины следующего десятилетия…

Майкл Харт, основатель проекта
Майкл Харт, основатель проекта

 

Что сторонники печати могут противопоставить таким прогнозам? Действительно, у обычных книг в таком соперничестве шансов немного. Е-книги проще покупать: несколько щелчков мышкой или нажатий на дисплей портативного устройства — и можно начинать читать. Их легче хранить — не нужно шкафов и полок, а обычная флешка вместит несколько тысяч томов. Они дешевле; в отличие от бумажных, экологичны и не губят деревья. И читать с экрана сегодня модно, это веяние времени.

Я расскажу, с чего начались е-книги, что с ними происходит сейчас и каково их будущее.

Project Gutenberg и библиотека Мошкова

История электронных книг началась в далёком 1971 г. Тогда не существовало ни интернета, ни персональных компьютеров, а мобильные телефоны были размером с чемодан. Но большие ЭВМ уже были, и к одной удалось получить практически неограниченный доступ студенту Иллинойского университета Майклу Харту. Он верил, что в недалёком будущем компьютеры будут доступны каждому, и решил совершить что-то полезное. Юноша задался целью перевести в электронный формат 10 тысяч наиболее известных произведений мировой литературы, причём уложиться до конца века.

Максим Мошков, создатель и владелец сайта lib.ru
Максим Мошков, создатель и владелец сайта lib.ru

 

Первым электронным текстом стала американская «Декларация независимости», которую Харт носил в рюкзаке. Студент назвал свою инициативу «Проект Гутенберг» в честь знаменитого первопечатника.

Постепенно проект расширялся, к нему присоединялись другие участники. До 1989 г. все тексты набирались вручную. Затем стали использоваться сканеры и программы распознавания текстов. «Проект Гутенберг» существует и по сей день в виде некоммерческой организации. На конец прошлого года в его библиотеке было более 32 тысяч е-книг. План давно перевыполнен.

В нашей стране тоже появился подобный энтузиаст. Правда, гораздо позже: в 1994 г. программист Максим Мошков создал интернет-библиотеку lib.ru. Она пополняется, главным образом, усилиями пользователей. Цифра в 30 тысяч книг, по данным Мошкова, была превышена ещё в 2006 г. Библиотека продолжает расти и сохраняет популярность, несмотря на то (а может быть, даже благодаря тому), что её дизайн не менялся с первого дня существования — таково решение её владельца.

Сегодня в интернете тысячи онлайн-библиотек, платных и бесплатных, предоставляющих книги в разных форматах и на разные темы. В русскоязычной книжной поисковой системе eBdb.ru — более 1,5 миллионов проиндексированных файлов. Для сравнения: Российская государственная библиотека имеет около 40 миллионов единиц хранения. Есть над чем работать…

Apple Newton: первая попытка создания КПК

Итак, с наличием е-книг всё в порядке, но возникает вопрос: как их читать?

MessagePad 2000 — одна из последних моделей Newton, выпущенная в начале 1998 г.
MessagePad 2000 — одна из последних моделей Newton, выпущенная в начале 1998 г.

 

Конечно, можно — с экрана компьютера (именно на это рассчитаны «Проект Гутенберг» и библиотека Мошкова), но это, прямо скажем, не слишком комфортно. Гораздо удобнее некое портативное устройство, которое легко взять с собой.

Пионерами здесь стали разработчики Apple. В 1993 г. они выпустили на рынок совершенно новый тип компьютера — «персональный цифровой помощник» (Personal Digital Assistant, PDA). Это ещё не карманный компьютер (КПК) — для такой аттестации первый PDA был великоват. Но это был действительно портативный компьютер с собственной операционной системой, набором приложений и рукописным вводом. Сначала его назвали MessagePad, а ОС — Newton, позже и само устройство стали величать Newton. Оно имело собственный формат файлов е-книг и было снабжено программой для их чтения. Наверное, это было первое мобильное устройство для чтения книг в цифровом формате — и это 17 лет назад!

Apple Newton не получил широкого распространения и не стал коммерчески успешным продуктом. Во многом из-за непомерной цены (почти 1000 долл.), но основная причина в другом — Apple просто опередила своё время, хотя и ненамного. Что и было доказано спустя несколько лет корпорацией Palm.

Palm OS против Windows CE, PalmPilot против HPC/PPC

В 1996 г. Palm выпустила абсолютно новое портативное устройство  — карманный компьютер (КПК) Palm. Оно кардинально отличалось от Newton: маленькое, лёгкое и сравнительно дешёвое. Для него создали специальную операционную систему Palm OS. Девайс быстро завоевал популярность и с 1998 г. стал называться PalmPilot. Было выпущено несколько серий устройств Palm, компьютеры с этой ОС производились и другими компаниями (например, Sony).

Palm III, пришедший в 1998 г. на замену PalmPilot. Существовала модификация с цветным экраном
Palm III, пришедший в 1998 г. на замену PalmPilot. Существовала модификация с цветным экраном

 

PalmPilot получил собственный формат файлов е-книг (PDB), под него было выпущено несколько программ для чтения. Вот только экран устройства был маловат, к тому же значительный кусок дисплея занимала площадка для рукописного ввода. Поэтому читать книги на нём оказалось не очень удобно.

Casio Cassiopeia E-125 — один из первых КПК на WinCE с цветным экраном
Casio Cassiopeia E-125 — один из первых КПК на WinCE с цветным экраном

 

Успех Palm не остался незамеченным софтверным гигантом Microsoft. В конце 1996 г. была выпущена операционная система Windows CE (WinCE), специально для портативных компьютеров. Различные производители (Casio, Philips, Hewlett-Packard, Compaq, Sharp и другие) тут же начали разработку и выпуск «ручных» (hand-held PC, HPC) компьютеров и «наладонных» (palm-size PC, PPC), отличавшихся меньшим размером и отсутствием клавиатуры. Именно «наладонники» стали первым классом устройств, действительно широко используемых для чтения е-книг.

HP Jornada 680 — клавиатурный карманный компьютер на WinCE
HP Jornada 680 — клавиатурный карманный компьютер на WinCE

 

LIT, Mobipocket и FB2: форматы размножаются почкованием

Первые е-книги имели самый простой и примитивный формат TXT, не предполагающий никакого стилевого оформления текста. Но с появлением устройств для их чтения людям захотелось большего: оглавления и ссылок, выделения заголовков и цитат… Появился запрос на более сложные форматы файлов, разработанные непосредственно для цифровых книг.

Microsoft была первой компанией, попытавшейся сделать из формата е-книг коммерческий инструмент. В 2000 г. она предложила формат файлов LIT и встроила в очередную версию Windows CE (к тому времени она стала называться PocketPC) программу для их чтения Microsoft Reader. Книги в формате LIT в этой программе смотрятся очень даже неплохо: это первый формат, поддерживающий сглаживание шрифтов ClearType.

Е-ридер Pocketbook 301 — одна из наиболее популярных моделей на российском рынке
Е-ридер Pocketbook 301 — одна из наиболее популярных моделей на российском рынке

 

Формат LIT является защищённым: открывать е-книги можно только в активированной версии программы. Это позволяет Microsoft ограничивать использование файлов и самой программы Microsoft Reader.

Другим популярным форматом стал PRC. Его (тоже в 2000 г.) разработала французская Mobipocket, создав и программу для чтения — Mobipocket Reader. Формат получил широкое распространение ещё и потому, что компания предложила (в т. ч. бесплатно) приложение для создания и форматирования в нём е-книг. Позже Mobipocket была куплена Amazon, и теперь на платформе PRC основан формат файлов Kindle (см. далее).

Российские специалисты тоже внесли вклад в многообразие форматов электронных книг. Автор чрезвычайно удачной программы чтения HaaliReader Михаил Мацнев в содружестве с Дмитрием Грибовым разработал новый формат — FictionBook (FB2). В нём книга представляется в виде XML-документа, и каждый её элемент оформляется своими тегами. FB2 очень популярен в Рунете, и большинство русскоязычных электронных библиотек предоставляют е-книги в этом формате.

«Электронная бумага»

Рынок е-ридеров (специализированных устройств для чтения е-книг) развивался крайне вяло до 2007 г., когда новые модели от разных производителей начали появляться одна за другой. Причина — в промышленной реализации дисплеев, основанных на технологии «электронной бумаги» (e-paper). Другое её название — «электронные чёрнила» (e-ink).

Сама «электронная бумага» была разработана ещё в 1970-х специалистами исследовательской лаборатории корпорации Xerox. В отличие от обычных экранов, эти дисплеи не светятся — они показывают изображение в отражённом свете, а значит, от них меньше устают глаза. Кроме того, они потребляют энергию только в момент смены изображения, поэтому имеют существенно меньшую энергоёмкость. Их основной недостаток — очень большое время обновления по сравнению с ЖК-мониторами. Поэтому их можно использовать, только когда нет необходимости показывать быстро меняющееся изображение. Другими словами, в устройствах для чтения электронных книг.

В 2007 г. появился первый е-ридер на основе этой технологии — Sony Reader PRS-500. С того момента выпущено множество устройств от различных производителей. Они различаются размером дисплея, количеством отображаемых градаций серого («электронная бумага» пока способна показывать только монохромное изображение), функциями и встроенными приложениями. Некоторые модели (например, Sony Reader PRS-700) имеют сенсорный экран.

В игру вступают тяжеловесы

19 ноября 2007 г. — знаменательный день в истории е-книг: крупнейший интернет-магазин планеты Amazon представил миру новый товар… Kindle един в трёх лицах: это устройство для чтения е-книг, формат файлов, который оно читает, и онлайн-магазин е-книг, с которым оно связывается через интернет, чтобы скачивать файлы.

Amazon Kindle 3. Выпущен в июле 2010 года, первая партия раскуплена за один день
Amazon Kindle 3. Выпущен в июле 2010 года, первая партия раскуплена за один день

 

Kindle, без преувеличения, перевернул рынок е-книг. Раньше это был узконишевой товар, интересующий только энтузиастов цифрового чтения и не оказывающий существенного влияния на книгоиздательскую индустрию. Amazon сделал е-книги доступными всем. Теперь, чтобы их читать, не нужно быть специалистом-компьютерщиком. Достаточно приобрести устройство, зайти через него в онлайн-магазин, ввести данные кредитной карты — и уже через несколько секунд нужная книга окажется у вас в Kindle.

Сейчас Amazon предлагает две версии е-ридера: Kindle и Kindle DX. Последний имеет большой 10-дюймовый экран и позволяет читать не только книги, но и газеты с журналами. Amazon также выпустил версии программы для чтения книг Kindle для PC, Mac и iPhone/iPad. В начале августа Amazon представил новое поколение своего устройства — Kindle 3. Ридер стал меньше и легче, а цвет корпуса изменился на модно графитовый. Спрос оказался таким, что первая партия была распродана немедленно; новые поставки ожидаются не раньше середины сентября.

Nook — е-ридер книготорговой сети Barnes & Noble
Nook — е-ридер книготорговой сети Barnes & Noble

 

Другие гиганты книжного ритейла отставать не хотят. Осенью 2009 г. крупнейшая книготорговая сеть США Barnes & Noble стала продавать собственный е-ридер Nook. Он читает различные форматы е-книг и снабжён двумя экранами (цветной — для удобства навигации по интернет-магазину Nook). А недавно вторая по величине американская сеть книжных магазинов Borders открыла свой интернет-магазин е-книг и начала продвигать ридер Kobo.

iPad подкрался незаметно

Появление Apple iPad 1 апреля 2010 г. произвело революцию в области цифровых устройств вообще и е-книг в частности. Хотя в самом iPad, по сути, нет ничего революционного (планшетные компьютеры с сенсорными экранами существуют уже много лет), он буквально взорвал рынок е-книг. К середине июля было продано более 3,3 млн устройств.

Apple iPad. Комментарии излишни
Apple iPad. Комментарии излишни

 

Если Amazon своим Kindle сделал чтение е-книг простым и доступным каждому занятием, то Apple показал всем, что это увлекательно, модно и «круто». Неудивительно, что, по утверждению Стива Джобса, к середине июня 2010 г. 22% мировых продаж электронных книг приходилось именно на iPad.

Большой цветной дисплей даёт возможность читать с экрана не только книги, но журналы и газеты. В цифровое издание можно интегрировать все виды мультимедийного контента, например, видео.

Будущее е-книг

Ценовая война между гигантами книжного рынка привела к тому, что цены на ридеры существенно упали. В лидеры вышла сеть Borders, которая предлагает устройство по цене 119 долл. Barnes & Noble ответил снижением цены на Nook до 149, Amazon свой новый Kindle 3 продаёт за 139.

Стремительная «коммодитизация» рынка устройств для чтения неизбежно приведёт к смене бизнес-модели крупных торговцев е-книгами. Поскольку прибыль от продажи ридеров становится минимальной, они не смогут удерживать цены на е-книги на сегодняшнем низком уровне. Некоторые издательства уже заключили с Amazon соглашения, по которым именно они, а не ритейлер, определяют цены на свои е-книги. Впрочем, повышение цен вряд ли будет большим, и е-книги всё равно останутся более привлекательными экономически, нежели бумажные.

Примечательно, что ценовая война обошла стороной iPad. Потому многие эксперты предрекают скорое исчезновение устройств на основе «электронной бумаги», в результате чего все ридеры станут «планшетоподобными».

Всё новые и новые игроки объявляют о намерении выйти на этот рынок. Toshiba готовится к запуску собственного онлайн-магазина BookPlace. И даже гигант интернет-поиска Google запускает проект Google Editions и тоже собирается торговать е-книгами.

Явно назрела необходимость появления единого открытого формата файлов е-книг, который будут читать все ридеры. Люди недовольны тем, что каждый производитель стремится создать и максимально защитить собственный формат. Возможно, единым форматом станет Google Editions.

Крупные книгопродавцы, скорее всего, уйдут с рынка устройств для чтения, сосредоточившись на е-книгах. В частности, ожидается, что Amazon уже к 2012 г. откажется от продажи Kindle.

В ближайшее время ожидается появление множества iPad-подобных устройств, построенных на платформах Windows 7 или Android. Многие наверняка в чём-то превосходят iPad, некоторые дешевле. Возможно, это станет концом для монохромных книг на базе «электронной бумаги». А распространение планшетников может привести к тому, что е-книги станут максимально приближены к печатным по внешнему виду и стилевому оформлению, — разрешение планшетных устройств позволяет это сделать.

Вполне вероятно, что в ближайшее время и на отечественном рынке е-книг настанет пора серьёзных игроков. Почти наверняка ими станут сотовые операторы «большой тройки». Тогда и разнообразие ридеров увеличится, и цены на них упадут…

Об авторе: Александр Шнайдер (alexschneider.ru), директор «Типографии Арес».

Новость на Newsland: Представьте, что копирайта нeт

«Частный корреспондент» публикует фрагмент книги «Представьте,  что копирайта нет. А также размышления о транснациональных корпорациях,  контролирующих культурные активы». Авторы, культурологи из Нидерландов  Йост Смирс и Марейке ван Схендел, считают, что закон об авторском праве  несовместим с принципами демократического общества. Эта «крайняя форма  цензуры» не защищает авторов произведений, а служит в первую очередь  гигантским корпорациям, которые с легкостью решают, что мы должны  увидеть, услышать или прочесть.

Копирайт (авторское право) позволяет автору контролировать  использование своего произведения, в какой бы области он ни творил. При  этом число возможных форм художественного самовыражения постоянно  растет. Но часто получается так, что этими правами владеют не сами  авторы, а гигантские корпорации. Они управляют не только творческим  процессом, но и распространением и сбытом значительной части фильмов,  музыкальных и литературных произведений, театральных постановок,  телевизионных сериалов, произведений изобразительного искусства и  дизайнерских продуктов. Свободно решая, что мы должны увидеть, услышать  или прочесть, они также с легкостью отсеивают всё то, чего мы, по их  мнению, ни видеть, ни слышать, ни читать не должны. И всё потому, что  владение авторскими правами даёт им эту привилегию. Казалось бы,  бесповоротный переход к цифровым технологиям должен полностью изменить  порядок вещей, естественным образом ослабить неоправданно жесткий  контроль

и чрезмерный поток денежных средств в этой области. Но реального повода  для такой уверенности нет. Всевозможные индустрии развлечений  финансируются в феноменальных масштабах — и успешно функционируют по  всему миру. Культура представляет собой идеальный, неиссякаемый источник  дохода. И предполагать, что великие мира сего в сфере «культурного  бизнеса» легко сдадут лидирующие позиции на рынке, на данный момент не  представляется возможным — ни в прежнем физическом, ни в новом цифровом  формате.

Теперь настало время поднять тревогу. Наше общее культурное пространство  во многом находится под контролем нескольких корпораций, управляющих  культурными активами, — это в корне противоречит принципам демократии.  Всемирная декларация прав человека предписывает свободу общения для  каждого, как и право индивида участвовать в культурной жизни своей  страны. Выходит, что это право оказывается в руках нескольких компаний и  инвесторов, которые, в свою очередь, строго придерживаются конкретных  экономических и идеологических курсов.

Мы считаем, что это не единственный возможный вариант. Создать игровое  поле равных условий реально. Копирайт, на наш взгляд, образует  препятствие для этого. Постоянно генерирующийся суперпродукт  транснациональных корпораций, имеющих интересы в сфере искусства, —  бестселлеры, блокбастеры и «звёзды» — ещё больше усложняют ситуацию. Они  доминируют на рынке до такой степе­ни, что для многих других авторов  чего бы то ни было просто не хватает места, и те оказываются вне поля  зрения широкой публики.

В первой главе мы рассмотрим отрицательные стороны копирайта, которые  доказывают несостоятельность дальнейшей веры в него. Поскольку не только  мы озабочены этой проблемой, вторая глава будет посвящена тем  процессам, что всеми силами пытаются перенаправить копирайт в  первоначальное правильное русло.

И хотя аргументы и усилия различных движений, направленные на поиски  альтернативы, впечатляют, нам кажется, что только более радикальный,  более фундаментальный подход поможет нам в XXI веке. Об этом мы говорим в  третьей главе. Мы стремимся создать общее поле деятельности для  множества предпринимателей в сфере культуры, и авторов в том числе. И на  этом поле нет места ни копирайту, ни предприятиям, обладающим на рынке  той или иной степенью господства.

Ожидаемые результаты:

• Без спонсируемой защиты авторского права щедрые инвестиции в  блокбастеры, бестселлеры и «звёзд» станут невыгодными. Это лишит  корпорации лидирующих позиций на рынке.

• Рыночные условия, делающие производство, распространение и маркетинг  слишком дорогостоящими, перестанут существовать. Законы конкуренции и  регулирование вопросов права собственности служат замечательными  инструментами для выравнивания рынков.

• Наше прошлое и настоящее культурное наследие, площадки для творчества и наши знания больше не будут приватизированы.

Рынок тогда станет настолько открытым, что многие авторы, не  сдерживаемые «великими» фигурами бизнеса от культуры (которые уже не  будут столь велики), получат возможность выходить на нужную аудиторию и  зарабатывать деньги своим трудом. А аудитория, в свою очередь,  перестанет тонуть в гигантском маркетинговом потоке и будет в состоянии  следовать своим собственным вкусам, делать свой культурный выбор с  большей свободой. В главе четвертой, опираясь на мини-кейсы, мы  попытаемся пролить свет на то, как наши предложения могут воплотиться в  жизнь.

Мы понимаем, что предлагаем серьёзное вмешательство в устройство рынка.  Иногда одна мысль об этом вселяет беспокойство. Мы предлагаем раздробить  финансовые потоки в «культурном сегменте» национальной и мировой  экономики через капитальную реструктуризацию корпораций в  беспрецедентных масштабах. Это повлечет за собой настоящую революцию в  культурных и прочих отраслях, денежный оборот в которых исчисляется  миллиардами. У нас почти не было предшественников, последовательно  планировавших создание совершенно новых рыночных условий для культурной  сферы, или, по крайней мере, заложивших теоретическую основу для этой  работы. Мы утешаем себя тем, что Франклин Рузвельт также не осознавал,  чему положил начало, когда стал проводить свою политику Нового курса  (хоть и не хотим сравнивать себя с ним ни в малейшей степени). Но все же  Новый курс возымел своё действие, и это доказало возможность  капитального реформирования экономических условий.

Это придает нам смелости и мужества для того, чтобы выдвинуть наши  исследования и предложения на обсуждение и дальнейшую проработку. Для  нас было приятным сюрпризом прочесть слова Пола Кругмана, лауреата  Нобелевской премии по экономике за 2008 год (The New York Times, 6 июня  2008 г.): «Шаг за шагом всё, что может быть оцифровано, будет  оцифровано, и интеллектуальная собственность будет становиться всё более  доступной для копирования, а продать её дороже, чем по номинальной  стоимости, будет всё труднее. И мы должны разработать коммерческие и  экономические парадигмы, учитывающие такую возможность». Конструирование  и продвижение таких коммерческих и экономических парадигм и есть задача  нашей книги.

Франция является одним из столпов «континентального права» и  «дирижистской» экономики. Государство со времён Наполеона является одним  из крупнейших игроков на рынке технологий – именно оно вложилось в  «оптический телеграф», выкупило в своё время патент на дагерротип  (прототип фотографии) и отдало его миру в бесплатное пользование,  установило по всей стране сеть Minitel и проч.

Реформа копирайта: Как это делается во Франции

Из краткого содержания глав понятно, что эта книга не об истории  становления копирайта или о его функционировании на данный момент.  Существует много прекрасных изданий, из которых можно почерпнуть  бесценные знания по этим темам. Для ознакомления с основными принципами и  диспутами вокруг авторских прав, см., например, wikipedia.org.  Наш труд не ориентирован на обсуждение таких лишних в данном вопросе  категорий, как культурный пессимизм или оптимизм. Наша движущая сила —  банальный реализм; если копирайт и текущие рыночные условия себя не  оправдывают, то мы обязаны задаться вопросом о том, как можно изменить  эту ситуацию. Разграничение так называемого «высокого» и «низкого»  искусства, а также элитарной, массовой и популярной культуры нас также  не интересует. Фильм остаётся фильмом, книга — книгой, концерт —  концертом и т. д. Задача в том, чтобы выяснить, каковы условия  производства, распределения, сбыта и восприятия всего этого — хорошо  это, плохо или ужасно — и, соответственно, какое влияние эти  художественные формы имеют на каждого из нас в отдельности и всех  вместе? Ясно, что это довольно спорный предмет: какого автора следует  возвести до статуса «звезды», кто это сделает, зачем и в чьих интересах?

И кому не удастся достичь успеха, кто потерпит поражение, создав  художественное произведение? Наша цель в данной работе — подчеркнуть,  что истинное разнообразие и, как следствие, множественность форм  художественного выражения необходимы, и что создать для них подходящие  экономические условия возможно.

Используя слово «копирайт», мы на самом деле затрагиваем два понятия.  Право на тиражирование, по идее, не то же самое, что право, учрежденное  для защиты интересов автора, как они объединены, например, во  французском термине droit d'auteur («право автора»). В международном  законодательстве, однако, эти два понятия слились в один англоязычный  термин «копирайт» — «право копирования». Любые оставшиеся нюансы и  различия между этими понятиями не имеют отношения к нашей книге,  поскольку, в конечном счете, то, что мы предлагаем, — это отмена  копирайта. Когда в следующих главах мы будем говорить о «произведении»,  то это относится ко всем типам музыки, фильмов, произведений  изобразительного искусства, литературных текстов, дизайнерских работ,  театральных и танцевальных постановок.

Неолиберальные преобразования последних десятилетий (описанные,  например, Наоми Кляйн в «Шоковой доктрине» (Klein, 2007)) также повлияли  на коммуникацию в сфере культуры. У нас все меньше возможностей  структурировать и организовывать культурный рынок таким образом, чтобы  разнообразие форм художественного выражения играло значимую роль в  сознании людей. Это проблема первостепенной важности. Различные способы  творческого самовыражения являются основными элементами формирования  нашей личной и социальной идентичности. Подобные тончайшие аспекты нашей  жизни не должны находиться под контролем ограниченного круга  собственников, осуществляющих контроль за авторскими правами. Этот  контроль и определяет содержание нашего культурного выбора.

Тысячи авторов трудятся на этом поле — художественного творчества и  исполнительских искусств, — создавая изо дня в день широкий спектр  всевозможных форм художественного самовыражения. Это позитивный момент, о  котором мы не должны забывать.

Но печальная реальность заключается в том, что, благодаря доминированию  мегаигроков и их продукции на рынке, существующее культурное  многообразие остаётся невидимым и почти вымывается из общественной жизни  и коллективного сознания. Общественное достояние, в котором есть место  противоречиям между формами культурного выражения, должно быть  расширено. Критики культурного статус-кво здесь недостаточно, и суть  предложений, описанных нами в этой книге, — в поисках стратегии перемен.  Мы считаем возможным перекроить культурные рынки так, чтобы право  собственности на производство и распространение продукции стало  индивидуальным. Представляется, что в этом случае никто не сможет жестко  контролировать содержание и использование форм творческого выражения  благодаря эксклюзивному монополистическому праву собственности. Создавая  рынки культурных продуктов, пригодные для всех многообразных типов  художественных форм, мы возвращаем себе как частным лицам право  полноценно распоряжаться своей культурной жизнью. Эти рынки должны стать  частью наших культурных, социальных и политических взаимоотношений.

В связи с финансовым кризисом, разразившимся в 2008 году, снова стала  обсуждаться возможность и необходимость регулирования рынков таким  образом, чтобы учитывалась не только финансовая выгода, но и  общественные интересы. Весьма кстати, что набор законодательных  инструментов уже содержит в себе инструмент конкуренции, или  антитрастовой (антимонопольной) политики, обеспечивающей отсутствие  монополиста на рынке. К этому мы вернёмся в третьей главе. Однако  главной темой этой книги всё же является копирайт. Почему? Вокруг него  постоянно кипят страсти, его считают неотъемлемой частью нашей  культурной жизни: с его помощью мы заботимся об интересах наших авторов и  исполнителей и гарантируем им признание их заслуг. Почему копирайт не  оправдывает этих ожиданий — на этом следует остановиться подробнее. То  же, что при помощи конкуренции и антимонопольных законов рынок можно  организовать совершенно иначе, тщательного разъяснения не требует, и  инструменты для этого уже имеются. Проблема в том, что полная  реструктуризация культурных рынков потребует нечеловеческих усилий.

С другой стороны, копирайт уже движется по наклонной плоскости.

Может возникнуть вопрос: зачем в своих исследованиях мы пошли против  неолиберализма? Первая причина — культурная, социальная и политическая  составляющие. Общественное достояние в сфере художественного творчества и  знания необходимо сохранить. Многие художники, а также их агенты и  продюсеры должны иметь возможность общаться с широкой аудиторией, чтобы  более свободно продавать произведения.

Больше нет никакой «политики в сфере копирайта». Любая современная  политика копирайта становится политикой в сфере Интернета, политикой,  которая затрагивает все аспекты того, как мы используем сеть.

«Пора заканчивать болтовню про копирайт»

Вторая причина, не позволяющая нам думать, что в своём анализе и  предложениях мы ушли далеко от реальности, лежит в исторической  плоскости. Анализ исторических процессов показывает нам, что силовые  структуры и констелляции рынка постоянно меняются. Почему бы не отнести  это и к предмету данного исследования? Третьей опорой для этого  исследования являются возможные позитивные результаты экономического  кризиса, грянувшего в 2008 году. Тогда сокрушительный провал  неолиберализма бросился в глаза. Стало очевидным, что рынки — включая  культурные индустрии — нуждаются в тотальной реорганизации с учётом  гораздо более широкого спектра социальных, экологических, культурных,  социо- и макроэкономических интересов.

Последняя причина проста: это необходимо сделать. К этому призывает нас  исследовательский долг. Несомненно, что старая парадигма копирайта  рушится. Таким образом, перед нами стоит следующая академическая задача:  найти механизм, который сможет заменить копирайт и сопряжённое с ним  господство «культурных» мегакорпораций. Какая же система лучше всего  оснащена для служения интересам множества творцов и нашего общественного  достояния в области творчества и знания? Для решения такой титанической  задачи — поиска оптимального пути дальнейшего развития культуры в XXI  веке — потребуется помощь наших коллег во всём мире. Сделать предстоит  многое, включая разработку моделей, предложенных нами в четвёртой главе.  Мы надеемся, что эти исследования будут проводиться с привлечением  более широких ресурсов, чем были доступны нам. Ведь мы говорим о полной  реструктуризации культурных сегментов рынка, привлекающего миллиарды  долларов и евро по всей планете.

Йост Смирс, Марейке ван Схендел
Источник: chaskor.ru
Новость на Newsland: Представьте, что копирайта нeт

«Частный корреспондент» публикует фрагмент книги «Представьте,  что копирайта нет. А также размышления о транснациональных корпорациях,  контролирующих культурные активы». Авторы, культурологи из Нидерландов  Йост Смирс и Марейке ван Схендел, считают, что закон об авторском праве  несовместим с принципами демократического общества. Эта «крайняя форма  цензуры» не защищает авторов произведений, а служит в первую очередь  гигантским корпорациям, которые с легкостью решают, что мы должны  увидеть, услышать или прочесть.

Копирайт (авторское право) позволяет автору контролировать  использование своего произведения, в какой бы области он ни творил. При  этом число возможных форм художественного самовыражения постоянно  растет. Но часто получается так, что этими правами владеют не сами  авторы, а гигантские корпорации. Они управляют не только творческим  процессом, но и распространением и сбытом значительной части фильмов,  музыкальных и литературных произведений, театральных постановок,  телевизионных сериалов, произведений изобразительного искусства и  дизайнерских продуктов. Свободно решая, что мы должны увидеть, услышать  или прочесть, они также с легкостью отсеивают всё то, чего мы, по их  мнению, ни видеть, ни слышать, ни читать не должны. И всё потому, что  владение авторскими правами даёт им эту привилегию. Казалось бы,  бесповоротный переход к цифровым технологиям должен полностью изменить  порядок вещей, естественным образом ослабить неоправданно жесткий  контроль

и чрезмерный поток денежных средств в этой области. Но реального повода  для такой уверенности нет. Всевозможные индустрии развлечений  финансируются в феноменальных масштабах — и успешно функционируют по  всему миру. Культура представляет собой идеальный, неиссякаемый источник  дохода. И предполагать, что великие мира сего в сфере «культурного  бизнеса» легко сдадут лидирующие позиции на рынке, на данный момент не  представляется возможным — ни в прежнем физическом, ни в новом цифровом  формате.

Теперь настало время поднять тревогу. Наше общее культурное пространство  во многом находится под контролем нескольких корпораций, управляющих  культурными активами, — это в корне противоречит принципам демократии.  Всемирная декларация прав человека предписывает свободу общения для  каждого, как и право индивида участвовать в культурной жизни своей  страны. Выходит, что это право оказывается в руках нескольких компаний и  инвесторов, которые, в свою очередь, строго придерживаются конкретных  экономических и идеологических курсов.

Мы считаем, что это не единственный возможный вариант. Создать игровое  поле равных условий реально. Копирайт, на наш взгляд, образует  препятствие для этого. Постоянно генерирующийся суперпродукт  транснациональных корпораций, имеющих интересы в сфере искусства, —  бестселлеры, блокбастеры и «звёзды» — ещё больше усложняют ситуацию. Они  доминируют на рынке до такой степе­ни, что для многих других авторов  чего бы то ни было просто не хватает места, и те оказываются вне поля  зрения широкой публики.

В первой главе мы рассмотрим отрицательные стороны копирайта, которые  доказывают несостоятельность дальнейшей веры в него. Поскольку не только  мы озабочены этой проблемой, вторая глава будет посвящена тем  процессам, что всеми силами пытаются перенаправить копирайт в  первоначальное правильное русло.

И хотя аргументы и усилия различных движений, направленные на поиски  альтернативы, впечатляют, нам кажется, что только более радикальный,  более фундаментальный подход поможет нам в XXI веке. Об этом мы говорим в  третьей главе. Мы стремимся создать общее поле деятельности для  множества предпринимателей в сфере культуры, и авторов в том числе. И на  этом поле нет места ни копирайту, ни предприятиям, обладающим на рынке  той или иной степенью господства.

Ожидаемые результаты:

• Без спонсируемой защиты авторского права щедрые инвестиции в  блокбастеры, бестселлеры и «звёзд» станут невыгодными. Это лишит  корпорации лидирующих позиций на рынке.

• Рыночные условия, делающие производство, распространение и маркетинг  слишком дорогостоящими, перестанут существовать. Законы конкуренции и  регулирование вопросов права собственности служат замечательными  инструментами для выравнивания рынков.

• Наше прошлое и настоящее культурное наследие, площадки для творчества и наши знания больше не будут приватизированы.

Рынок тогда станет настолько открытым, что многие авторы, не  сдерживаемые «великими» фигурами бизнеса от культуры (которые уже не  будут столь велики), получат возможность выходить на нужную аудиторию и  зарабатывать деньги своим трудом. А аудитория, в свою очередь,  перестанет тонуть в гигантском маркетинговом потоке и будет в состоянии  следовать своим собственным вкусам, делать свой культурный выбор с  большей свободой. В главе четвертой, опираясь на мини-кейсы, мы  попытаемся пролить свет на то, как наши предложения могут воплотиться в  жизнь.

Мы понимаем, что предлагаем серьёзное вмешательство в устройство рынка.  Иногда одна мысль об этом вселяет беспокойство. Мы предлагаем раздробить  финансовые потоки в «культурном сегменте» национальной и мировой  экономики через капитальную реструктуризацию корпораций в  беспрецедентных масштабах. Это повлечет за собой настоящую революцию в  культурных и прочих отраслях, денежный оборот в которых исчисляется  миллиардами. У нас почти не было предшественников, последовательно  планировавших создание совершенно новых рыночных условий для культурной  сферы, или, по крайней мере, заложивших теоретическую основу для этой  работы. Мы утешаем себя тем, что Франклин Рузвельт также не осознавал,  чему положил начало, когда стал проводить свою политику Нового курса  (хоть и не хотим сравнивать себя с ним ни в малейшей степени). Но все же  Новый курс возымел своё действие, и это доказало возможность  капитального реформирования экономических условий.

Это придает нам смелости и мужества для того, чтобы выдвинуть наши  исследования и предложения на обсуждение и дальнейшую проработку. Для  нас было приятным сюрпризом прочесть слова Пола Кругмана, лауреата  Нобелевской премии по экономике за 2008 год (The New York Times, 6 июня  2008 г.): «Шаг за шагом всё, что может быть оцифровано, будет  оцифровано, и интеллектуальная собственность будет становиться всё более  доступной для копирования, а продать её дороже, чем по номинальной  стоимости, будет всё труднее. И мы должны разработать коммерческие и  экономические парадигмы, учитывающие такую возможность». Конструирование  и продвижение таких коммерческих и экономических парадигм и есть задача  нашей книги.

Франция является одним из столпов «континентального права» и  «дирижистской» экономики. Государство со времён Наполеона является одним  из крупнейших игроков на рынке технологий – именно оно вложилось в  «оптический телеграф», выкупило в своё время патент на дагерротип  (прототип фотографии) и отдало его миру в бесплатное пользование,  установило по всей стране сеть Minitel и проч.

Реформа копирайта: Как это делается во Франции

Из краткого содержания глав понятно, что эта книга не об истории  становления копирайта или о его функционировании на данный момент.  Существует много прекрасных изданий, из которых можно почерпнуть  бесценные знания по этим темам. Для ознакомления с основными принципами и  диспутами вокруг авторских прав, см., например, wikipedia.org.  Наш труд не ориентирован на обсуждение таких лишних в данном вопросе  категорий, как культурный пессимизм или оптимизм. Наша движущая сила —  банальный реализм; если копирайт и текущие рыночные условия себя не  оправдывают, то мы обязаны задаться вопросом о том, как можно изменить  эту ситуацию. Разграничение так называемого «высокого» и «низкого»  искусства, а также элитарной, массовой и популярной культуры нас также  не интересует. Фильм остаётся фильмом, книга — книгой, концерт —  концертом и т. д. Задача в том, чтобы выяснить, каковы условия  производства, распределения, сбыта и восприятия всего этого — хорошо  это, плохо или ужасно — и, соответственно, какое влияние эти  художественные формы имеют на каждого из нас в отдельности и всех  вместе? Ясно, что это довольно спорный предмет: какого автора следует  возвести до статуса «звезды», кто это сделает, зачем и в чьих интересах?

И кому не удастся достичь успеха, кто потерпит поражение, создав  художественное произведение? Наша цель в данной работе — подчеркнуть,  что истинное разнообразие и, как следствие, множественность форм  художественного выражения необходимы, и что создать для них подходящие  экономические условия возможно.

Используя слово «копирайт», мы на самом деле затрагиваем два понятия.  Право на тиражирование, по идее, не то же самое, что право, учрежденное  для защиты интересов автора, как они объединены, например, во  французском термине droit d'auteur («право автора»). В международном  законодательстве, однако, эти два понятия слились в один англоязычный  термин «копирайт» — «право копирования». Любые оставшиеся нюансы и  различия между этими понятиями не имеют отношения к нашей книге,  поскольку, в конечном счете, то, что мы предлагаем, — это отмена  копирайта. Когда в следующих главах мы будем говорить о «произведении»,  то это относится ко всем типам музыки, фильмов, произведений  изобразительного искусства, литературных текстов, дизайнерских работ,  театральных и танцевальных постановок.

Неолиберальные преобразования последних десятилетий (описанные,  например, Наоми Кляйн в «Шоковой доктрине» (Klein, 2007)) также повлияли  на коммуникацию в сфере культуры. У нас все меньше возможностей  структурировать и организовывать культурный рынок таким образом, чтобы  разнообразие форм художественного выражения играло значимую роль в  сознании людей. Это проблема первостепенной важности. Различные способы  творческого самовыражения являются основными элементами формирования  нашей личной и социальной идентичности. Подобные тончайшие аспекты нашей  жизни не должны находиться под контролем ограниченного круга  собственников, осуществляющих контроль за авторскими правами. Этот  контроль и определяет содержание нашего культурного выбора.

Тысячи авторов трудятся на этом поле — художественного творчества и  исполнительских искусств, — создавая изо дня в день широкий спектр  всевозможных форм художественного самовыражения. Это позитивный момент, о  котором мы не должны забывать.

Но печальная реальность заключается в том, что, благодаря доминированию  мегаигроков и их продукции на рынке, существующее культурное  многообразие остаётся невидимым и почти вымывается из общественной жизни  и коллективного сознания. Общественное достояние, в котором есть место  противоречиям между формами культурного выражения, должно быть  расширено. Критики культурного статус-кво здесь недостаточно, и суть  предложений, описанных нами в этой книге, — в поисках стратегии перемен.  Мы считаем возможным перекроить культурные рынки так, чтобы право  собственности на производство и распространение продукции стало  индивидуальным. Представляется, что в этом случае никто не сможет жестко  контролировать содержание и использование форм творческого выражения  благодаря эксклюзивному монополистическому праву собственности. Создавая  рынки культурных продуктов, пригодные для всех многообразных типов  художественных форм, мы возвращаем себе как частным лицам право  полноценно распоряжаться своей культурной жизнью. Эти рынки должны стать  частью наших культурных, социальных и политических взаимоотношений.

В связи с финансовым кризисом, разразившимся в 2008 году, снова стала  обсуждаться возможность и необходимость регулирования рынков таким  образом, чтобы учитывалась не только финансовая выгода, но и  общественные интересы. Весьма кстати, что набор законодательных  инструментов уже содержит в себе инструмент конкуренции, или  антитрастовой (антимонопольной) политики, обеспечивающей отсутствие  монополиста на рынке. К этому мы вернёмся в третьей главе. Однако  главной темой этой книги всё же является копирайт. Почему? Вокруг него  постоянно кипят страсти, его считают неотъемлемой частью нашей  культурной жизни: с его помощью мы заботимся об интересах наших авторов и  исполнителей и гарантируем им признание их заслуг. Почему копирайт не  оправдывает этих ожиданий — на этом следует остановиться подробнее. То  же, что при помощи конкуренции и антимонопольных законов рынок можно  организовать совершенно иначе, тщательного разъяснения не требует, и  инструменты для этого уже имеются. Проблема в том, что полная  реструктуризация культурных рынков потребует нечеловеческих усилий.

С другой стороны, копирайт уже движется по наклонной плоскости.

Может возникнуть вопрос: зачем в своих исследованиях мы пошли против  неолиберализма? Первая причина — культурная, социальная и политическая  составляющие. Общественное достояние в сфере художественного творчества и  знания необходимо сохранить. Многие художники, а также их агенты и  продюсеры должны иметь возможность общаться с широкой аудиторией, чтобы  более свободно продавать произведения.

Больше нет никакой «политики в сфере копирайта». Любая современная  политика копирайта становится политикой в сфере Интернета, политикой,  которая затрагивает все аспекты того, как мы используем сеть.

«Пора заканчивать болтовню про копирайт»

Вторая причина, не позволяющая нам думать, что в своём анализе и  предложениях мы ушли далеко от реальности, лежит в исторической  плоскости. Анализ исторических процессов показывает нам, что силовые  структуры и констелляции рынка постоянно меняются. Почему бы не отнести  это и к предмету данного исследования? Третьей опорой для этого  исследования являются возможные позитивные результаты экономического  кризиса, грянувшего в 2008 году. Тогда сокрушительный провал  неолиберализма бросился в глаза. Стало очевидным, что рынки — включая  культурные индустрии — нуждаются в тотальной реорганизации с учётом  гораздо более широкого спектра социальных, экологических, культурных,  социо- и макроэкономических интересов.

Последняя причина проста: это необходимо сделать. К этому призывает нас  исследовательский долг. Несомненно, что старая парадигма копирайта  рушится. Таким образом, перед нами стоит следующая академическая задача:  найти механизм, который сможет заменить копирайт и сопряжённое с ним  господство «культурных» мегакорпораций. Какая же система лучше всего  оснащена для служения интересам множества творцов и нашего общественного  достояния в области творчества и знания? Для решения такой титанической  задачи — поиска оптимального пути дальнейшего развития культуры в XXI  веке — потребуется помощь наших коллег во всём мире. Сделать предстоит  многое, включая разработку моделей, предложенных нами в четвёртой главе.  Мы надеемся, что эти исследования будут проводиться с привлечением  более широких ресурсов, чем были доступны нам. Ведь мы говорим о полной  реструктуризации культурных сегментов рынка, привлекающего миллиарды  долларов и евро по всей планете.

Йост Смирс, Марейке ван Схендел
Источник: chaskor.ru

Корпорация Apple и пять крупных издательств (Simon & Schuster, Macmillan, HarperCollins, Hachette SA и Hachette SA) оказались в центре серьезного скандала. Минюст США инкриминирует компаниям обвинение в сговоре с целью реализации электронных книг по завышенным ценам. Иск по этому вопросу направлен в суд Южного округа Нью-Йорка. 

В документе сказано, что вскоре после выхода iPad Apple заключила с издателями соглашения, в результате которых стоимость любой электронной книги увеличилась в среднем на 2-3 доллара. 

Эрик Холдер, прокурор США, на пресс-конференции, состоявшейся в Вашингтоне, заявил, что издатели и топ-менеджеры Apple на самом высоком уровне поработали над устранением конкуренции между продавцами книг в электронном виде. В иске сказано, что в декабре 2009 – январе 2010 руководители названых выше издательств созванивались около 55 раз. Главным конкурентом "заговорщиков" являлась компания Amazon, расценки которой дельцы посчитали слишком низкими. 

Холдер добавил, что вследствие сговора за популярные книги покупатели переплатили несколько миллионов долларов. 

Apple, а также издательства Penguin Group и Macmillan, отрицает свое участи в неправомерных действия и намерены доказывать свою невиновность в суде. Остальные три издательства признали вину и согласны урегулировать спорные вопросы без судебных разбирательств.

Термин «интеллектуальная собственность» эпизодически употреблялся теоретиками — юристами и экономистами в XVIII и XIX веках, однако в широкое употребление вошел лишь во второй половине XX века, в связи с учреждением в 1967 году в Стокгольме Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Согласно учредительным документам ВОИС, «интеллектуальная собственность» включает права, относящиеся к:

Позднее в сферу деятельности ВОИС были включены исключительные права, относящиеся к географическим указаниям, новым сортам растений и породам животных, интегральным микросхемам, радиосигналам, базам данных, доменным именам.

К «интеллектуальной собственности» часто причисляют законы о недобросовестной конкуренции и о коммерческой тайне, хотя они и не представляют по своей конструкции исключительных прав.

В юриспруденции, словосочетание «интеллектуальная собственность» является единым термином, входящие в него слова не подлежат толкованию по отдельности. В частности, «интеллектуальная собственность» является самостоятельным правовым режимом (точнее даже — группой режимов), а не представляет собой, вопреки распространенному заблуждению, частный случай правасобственности.

Регистрация Интернет-сайта в качестве электронного СМИ, регистрация доменного имени.

Правовой статус электронных СМИ, сайтов в настоящее время привлекает все больше внимания органов государственной власти, судов, а также представителей бизнес сообщества. Это и не удивительно – электронное СМИ теперь основной источник информации и главнейший способ коммуникации. Количество существующих на сегодняшний день сайтов в сети Интернет самой различной тематики (политической, экономической, культурной и т.п.) просто поражает воображение. Теперь доступность компьютерных средств такова, что уже любой желающий может иметь собственный сайт. И всему этому огромному разнообразию требуется адекватное правовое регулирование.
Если вы решили открыть собственное электронное СМИ, хотите защитить свой информационный ресурс от копирования и плагиата – тогда вам необходимо прохождение процедуры регистрации электронного СМИ. Наличие у вашего сайта регистрации в качестве СМИ дает сайту определенный правовой статус, юридический иммунитет. С другой стороны наличие официальной регистрации у интернет СМИ может стать некоторой гарантией для контролирующих органов, что на сайте не будет публиковаться незаконная информация.
Регистрация СМИ производится в соответствии с Законом РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 года N 2124-1. Регистрация СМИ производится Федеральной службой в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) и ее территориальными органами. Согласно действующему законодательству срок рассмотрения заявления на регистрацию СМИ составляет 30 дней с момента поступления заявления в регистрирующий орган.
 

Что это даст

В настоящий момент активно обсуждается новая редакция закона РФ «О средствах массовой информации», в соответствии с которой деятельность электронных СМИ в России планируется существенной корректировке. В частности, становиться актуальным вопрос не только о добровольной, но и об обязательной регистрации интернет сайтов в качестве СМИ, имеющих не менее 1 000 посетителей в день. Это соответствует ст.12 закона ФЗ «О средствах массовой информации», которая предусматривает обязательную регистрацию печатных СМИ с тиражом от 1 000 экземпляров и выше. При отсутствии такой регистрации – очевидно будет предусмотрена административная ответственность. Следовательно, такую регистрацию спокойно можно получить уже сейчас, обезопасив себя от возможных сложностей в будущем.

По данным Американской ассоциации издателей, за три последних года реализация электронных книг увеличилась на 1274%.
Их доля в общем объеме книжных продаж увеличилась соответственно от 0,6% - до 6,4.
Итого за 2010 год электронных книг в Америке было продано на сумму 878 миллионов долларов.

Развитие системы ISBN во всем мире особенно активизировалось с повсеместным использованием компьютерных технологий. Электронные способы обработки информации привели к возникновению и успешному развитию многих других систем идентификации, в том числе – EAN (штриховые коды). Коды EAN имеют 13-значный номер и используются в торговле, и в том числе книжной торговле, которая вынуждена оперировать и штрих-кодами товара (книги) и собственно ISBN. Поэтому в начале ХХI века начались работы по переводу системы ISBN на 13-значные номера.

Справка:

Система EAN International образована в 1977 году (European Article Numbering) Международной ассоциацией товарной нумерации.128 стран маркируют продукцию штрихкодами EAN-13. Штриховой код EAN-13 – графическое изображение международного товарного знака в виде, пригодном для автоматического считывания. Цифровое значение EAN-13 продублировано в нижней части штрихового кода. Номер имеет следующую структуру:

3 цифры – код Национальной организации, присвоенный ей в EAN International (например, Россия – это код 460);

6 цифр – номер предприятия, присвоенный уже Национальной организацией;

3 цифры – номер продукции внутри предприятия;

13-я цифра – контрольный разряд (вычисляется из предыдущих 12 знаков).

Для идентификации книжной продукции принято соглашение: код 978 (будет 979) означает “книжную продукцию”.

 

С 1 января 2007 года все отечественные издатели и издающие организации получают в Российском национальном агентстве ISBN, как и в агентствах всего мира, только 13-значные ISBN

 

Международной стандартной книжной нумерации подлежат все ниже перечисленные виды изданий, вне зависимости от их тематики, способа распространения (поступают в продажу или распространяются бесплатно):

 

Печатные издания:

– книги и брошюры всех видов и типов;

– датированные ежегодники;

– препринты;

– изоиздания книжной, журнальной формы, содержащие, кроме изображения, текст, в том числе календари книжной и журнальной формы, перекидные календари;

– картографические издания (атласы и карты);

– нормативные производственно-практические издания;

– издания на микроформах;

– издания со шрифтом Брайля.

 

Электронные издания:

– текстовые локальные и сетевые электронные издания, в том числе

публикации в Интернете;

– электронные аналоги печатных изданий;

– учебные, производственно-практические программные продукты;

– мультимедийные электронные издания;

 

Комбинированные и комплектные издания:

– комбинированные издания в целом, состоящие из отдельных изданий на разных материальных носителях;

– комплектные издания, содержащие текст;

 

Аудиоиздания:

– аудиокниги на всех видах носителей;

 

Видеоиздания:

– учебные, производственно-практические видеоиздания;

Национальное агентство ISBN учреждено в 1987 году. 
Международный стандартный книжный номер (ISBN) – уникальный «паспортный» номер издания, используемый во всем мире в сфере книжного бизнеса, издательского и библиотечного дела. Один и тот же номер ISBN не может быть присвоен разным изданиям. Российское национальное агентство ISBN Российской книжной палаты при регистрации издателей и расчете блоков номеров проводит контроль выполнения издательствами Федерального Закона ”Об обязательном экземпляре документов” от 29 декабря 1994 года N 77-ФЗ;  (в ред. Федерального закона от 11.02.2002 N 19-ФЗ, с изменениями,  внесенными  Федеральными законами от 27.12.2000 N 150-ФЗ, от 24.12.2002 N 176-ФЗ): выполняется проверка поступления книг данного издателя в Российскую книжную палату. В случае обнаружения нарушений применяются соответствующие  административные меры.

Контакты

table_hockey@mail.ru

Реклама

Счетчики

Кнопки-закладки

Кнопки каталогов

Follow on Buzz CY-PR.com